ТЕХНОЛОГИИ НАУЧАТ: ОБРАЗОВАНИЕ В ЭПОХУ ЦИФРОВИЗАЦИИ



ТЕХНОЛОГИИ НАУЧАТ: ОБРАЗОВАНИЕ В ЭПОХУ ЦИФРОВИЗАЦИИ

ЦИФРА | ОБРАЗОВАНИЕ

Максим Майоров

6 марта 2021 года в Казани на базе университета Иннополис прошло совещание «Кадры для будущего». В нем приняли участие более 500 ректоров ключевых университетов. По его итогам вице-премьер Дмитрий Чернышенко дал поручение ввести в российских вузах должность проректора по цифровой трансформации. Эти специалисты должны будут составить «чёткую программу цифровой трансформации и план цифровых инициатив» и защитить ее  в Министерстве науки и высшего образования и в Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ.

Первый проректор по цифровой трансформации уже есть: им стал директор программ развития Национального исследовательского университета (НИУ) «МЭИ» Сергей Белоусов. «В задачи нового проректора войдут интеграция и совершенствование сервисов по выполнению программы развития, базирующихся на принципах модели EFQM и концепции «Университет 3.0». Уверен, что работа проректора по цифровой трансформации повысит результативность и эффективность деятельности университета и поддержит процесс цифровизации высшего образования», – заявил ректор НИУ «МЭИ» Николай Рогалев.

Согласно исследованию McKinsey, к 2025 году цифровизация позволит увеличить ВВП России на 4,1–8,9 трлн рублей. Но для этого нужны сотни тысяч хорошо обученных специалистов. А действующая система образования не в состоянии их подготовить. Мешают сразу несколько факторов: запредельные нагрузки преподавателей в сочетании с маленькими заработками, тотальный бюрократический контроль, перегруженность учебных программ, потеря школьниками и студентами интереса к обучению.

«Российское образование перестало быть творческой, креативной отраслью. Педагогам остается лишь талдычить годами все те же тексты уроков. А это прямой путь и к их эмоциональному выгоранию, и к демотивации учеников. Все это усугубляется острым недофинансированием образования: отрасль не получает средства и из-за этого работает на износ. Более того, имитация финансирования ведет к имитации развития», – говорит директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

Цифровые технологии в образовании давно внедряют развитые страны. По данным Института образования НИУ ВШЭ, более 95% учителей в США используют их в повседневной работе. Около 54% применяют общепринятые цифровые инструменты вроде Microsoft Office и Google G Suite for Education, около 13% – веб-сайты и приложения, которые позволяют создавать и обмениваться контентом или пользоваться социальными сетями. Это возможно благодаря тому, что практически все школы имеют высокоскоростной интернет-доступ.

В России начинать придется практически с нуля. У нас уровень цифровизации образования крайне низок: по оценке Российской ассоциации электронных коммуникаций, сейчас он составляет лишь 1,1%. В основном это единичные крупные проекты, работающие в «продвинутых» с цифровой точки зрения регионах вроде Якутии или Москвы: например, МЭШ – Московская электронная школа. Это облачная интернет-платформа, к которой подключены уже все школы города. В нее, помимо инфраструктуры, входят общегородской электронный журнал, дневник и библиотека электронных материалов.

Хорошо развито только онлайн-обучение, рынок которого постоянно растет. По оценкам аналитиков компаний SmartRanking и TalentTech, 50 топовых российских компаний в области электронного обучения показали суммарную выручку в размере более 25 млрд рублей. В целом же российский рынок онлайн-обучения оценивается в 40 млрд рублей в 2020 году.  И это далеко не предел: согласно исследованию российского рынка онлайн-образования, проведенного «Нетологией-групп», в течение ближайших пяти лет он должен вырасти до $5,3 млрд.

Согласно исследованию McKinsey, к 2025 году цифровизация позволит увеличить ВВП России на 4,1–8,9 трлн рублей

По оценке Российской ассоциации электронных коммуникаций, сейчас уровень цифровизации образования составляет лишь 1,1%

Также образование станет более персонализированным – единый подход ко всем ученикам без учета их различий уйдет в прошлое, на смену ему придет максимальный учет личных и индивидуальных характеристик каждого обучающегося. Процесс обучения становится многоканальным – знания будут передаваться и приобретаться из многих разных источников, как онлайн, так и офлайн. Это откроет доступ к образовательным ресурсам большему количеству людей, вне зависимости от национальности, места проживания, финансового, социального и других статусов. Важно будет иметь развитые «гибкие навыки» – soft skills: креативность, умение работать в команде с людьми, разрешать конфликты, противостоять стрессам и эмоциональному выгоранию, налаживать и создавать полезные связи и т. п.

В обучении продолжат активно использовать современные интерактивные технологии – 3D-модели, виртуальную реальность, геймификацию и т. д. Благодаря их использованию ученики смогут глубоко погружаться в образовательный процесс.

Так, с помощью технологий виртуальной реальности (VR) в физике можно смоделировать электрические и магнитные поля, создать модели проектов вроде большого андронного коллайдера или детектора гравитационных волн. В химии можно проводить опасные и дорогостоящие опыты, изучать строение атомов и молекул, отслеживать динамику химических изменений, к примеру процесс репликации ДНК.

Изучая историю, можно воссоздать исчезнувшие города, страны или прошедшие события. Благодаря приложению HistoryMaker VR учащиеся образовательных учреждений США уже представляют себя на месте известных деятелей американской истории: Авраама Линкольна, Джорджа Вашингтона, Бенджамина Франклина, Марка Твена и других. «Мы хотели создать нечто такое, что позволит студентам не только учиться, но и переживать слова, напечатанные на странице. Часто чтение о людях и событиях из прошлого кажется бессмысленным, потому что его трудно соотнести с реальностью. С помощью HistoryMaker VR мы надеемся исправить эту брешь и сделать процесс изучения истории интерактивным и увлекательным», – говорит Джесси Шелл, генеральный директор Schell Games.

Сервис ThinksterMath использует ИИ для индивидуального обучения школьников математике. Весь процесс начинается с оценочного теста, в ходе которого выявляется уровень знаний ребенка.

В развитых странах в образовании активно применяют большие данные. С их помощью не только улучшают учебный процесс, но и повышают экономическую эффективность образовательных учреждений. Так, для университета Крейтона BigData помогли отобрать наиболее способных и подходящих для конкретного учебного заведения учеников. Компания ForecastPlus проанализировала данные желающих поступить туда по следующим параметрам – уровень успеваемости по ряду предметов, этническая принадлежность, качество выпускных работ и полученные оценки. Имеющиеся данные были использованы в 100 кампусах США, в частности, благодаря им университет Крейтона смог отсеять нежелательных студентов, сэкономив на этом около 39 000 долларов.

ДЖЕССИ ШЕЛЛ: Мы хотели создать нечто такое, что позволит студентам не только учиться, но и переживать слова, напечатанные на странице

А программа CareerChoice, используемая в университете Южной Каролины, анализирует черты характера человека, успехи в обучении, опыт работы и другие данные, затем выдает рекомендацию на поступление в наиболее подходящий вуз.

Помогает адаптировать процесс обучения к современным требованиям и искусственный интеллект. Так, сервис ThinksterMath использует ИИ для индивидуального обучения школьников математике. Весь процесс начинается с оценочного теста, в ходе которого выявляется уровень знаний ребенка. Затем, исходя из полученных данных, подбирается учебный материал для него. По аналогичному принципу работает и сервис Duolingo, подбирающий курс в зависимости от сильных и слабых сторон и пожеланий учащегося.

СМЕНА РОЛЕЙ

Поменяются в ближайшем будущем и роли учителя и ученика. Учитель из простого передатчика знаний превратится в своего рода проводника в мире образования. Его задачей станет разработка и сопровождение образовательной траектории каждого ученика.

«Учитель должен становиться организатором работы для каждого ученика. То есть он должен понимать, что именно нужно каждому из его учеников. Какие ему стоит предложить новые форматы работы, какие подобрать учебники, какие порекомендовать курсы. Это, конечно, больше относится к основной и старшей школе, к младшей – меньше. Тем не менее это именно то место, которое должен занять учитель, и это значительно сложнее, чем просто прийти провести урок, спросить задание и так далее», – говорит Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. Ученик в свою очередь станет делать упор на самостоятельную работу, ставя во главу угла свои интересы и потребности, советуясь при необходимости с педагогом.

Возникнут новые профессии. Одной из самых популярных может стать специальность «разработчик образовательных траекторий». Такой специалист будет создавать индивидуальные учебные планы, учитывая при этом персональные характеристики учащегося – личные качества, уровень образования, амбиции, пожелания самого ученика и многое другое. Он сможет помочь и взрослому, который хочет сменить профессию.

Цифровое образование требует хорошо развитых когнитивных или познавательных способностей личности: внимание, скорость чтения и восприятие, память и другие. Для их развития потребуется тренер по майнд-фитнесу.  Поскольку обучение в будущем будет все чаще происходить на онлайн-платформах, понадобятся люди, которые будут следить за их техническим состоянием, разрабатывать онлайн-курсы, модерировать общение между преподавателями и учениками. Это координаторы образовательных онлайн-платформ.

Всего по оценкам экспертов в результате внедрения цифровых технологий до 2030 года в образовании возникнет 10-12 новых профессий.

ЗАВИСИМОСТЬ ИЛИ ВОЗМОЖНОСТИ?

При всех своих колоссальных возможностях распространение цифровых технологий в образовании воспринимается как в России, так и на Западе крайне неоднозначно. В первую очередь из-за негативного влияния гаджетов на здоровье и психику учащихся

При всех своих колоссальных возможностях распространение цифровых технологий в образовании воспринимается как в России, так и на Западе крайне неоднозначно. По словам научного сотрудника Национального НИИ общественного здоровья имени Н.А. Семашко Лидии Ивановой, все используемые электронные устройства – компьютеры, планшеты, электронные учебники, интерактивные доски – оказывают негативное влияние на здоровье и психику учащихся. Проводя много времени в наушниках и у компьютера, дети портят себе зрение и слух. Формируемый сидячий образ жизни становится причиной нарушения обмена веществ, деградации мышечной ткани, развития сколиоза, остеохондроза. Может атрофироваться и способность к мышлению. Когда человек пишет что-то на бумаге, он, еще не написав букв, формулирует предложение в уме, заставляя таким образом работать мозг. А набор текста на компьютере этому не способствует. Также у учеников формируется зависимость от экрана.

В то же время нельзя не отметить и положительные стороны цифровизации. Технологии делают образование доступным для людей из любой страны мира, в том числе для тех, у кого есть ограничения по здоровью.  Отпадает необходимость покупать дорогие школьные принадлежности вроде учебников, тетрадей, ручек, канцелярии. Электронную версию того же учебника всегда можно обновить без особых затрат. Они позволяют реализовать гибкую образовательную траекторию. Отсюда вытекает упрощение работы учителя и учеников: преподаватель теперь не будет тратить много сил и энергии сразу на несколько десятков учеников, в цифровой системе он сможет помочь каждому, задав направление развития и периодически контролируя его. Ученики же, получив больше свободы в действиях, станут более самостоятельными.

Сейчас процесс внедрения цифровой школы в большинстве стран, в том числе и в России, по большому счету еще не начинался. «Когда каждый учащийся начнет использовать персональное цифровое устройство, можно будет говорить о начале внедрения полноценной цифровой школы.
Только так мы получим цифровой образовательный след и базовый технологический фундамент для построения индивидуальных образовательных траекторий с использованием искусственного интеллекта. А затем он уже начнет обучаться и адаптировать свои знания об ученике благодаря данным, получаемым при каждом взаимодействии с системой», – говорит основатель онлайн-школы «Фоксфорд» Алексей Половинкин. Но первые шаги в этом направлении уже сделаны.