Креативная юриспруденция в Кузбассе от столичных профи



Креативная юриспруденция в Кузбассе от столичных профи

#Гости номера #PRO бизнес

В Кузбассе вот уже 10-летие работает обособленное подразделение юридической компании «ЭЛКО Профи». Головной офис фирмы находится в Москве. Компания работает по принципу юридического бутика. Как столичный опыт меняет юридическую практику региона, наша редакция узнала у партнеров фирмы Елены Козиной и Анатолия Беседина.

Что значит быть юридическим бутиком?  

Анатолий Беседин: Юридический бутик в моем понимании – это не узкоспециализированная юридическая фирма, которая, к примеру, занимается только корпоративными спорами и больше ничем. Специфика в другом. Информация о результатах нашей работы передается из уст в уста, что ведет к весьма узкому кругу наших клиентов в конкретном промежутке времени.

Елена Козина: Наш клиентский круг ширится только за счет рекомендаций, мы не популяризуем себя на рынке посредством активной рекламы. У нас нет потребности привлекать маркетологов, мы работаем, потому что к нам обращаются за консультацией, за комментарием.

Анатолий Беседин: как бутик, мы оказываем услуги по полному юридическому сопровождению бизнеса, а также личных весьма разносторонних вопросов самих бенефициаров, это так называемая практика sensitive matters, практика особых поручений. Наши заказчики – это главным образом владельцы бизнеса, а не директора. Мы ведем судебные дела в интересах компаний, в штате которых есть собственные юридические службы, но ситуация требует обратиться к нам, чтобы получить, с одной стороны, объективную оценку судебной перспективы, без навязывания ненужных услуг и масштабирования споров, а с другой – профессиональное ведение судебного дела, основанного на опыте и специфике судебной работы. Практически каждый судебный спор в нашей практике уникален и его точно не передать на разрешение искусственному интеллекту, если говорить о современном тренде цифровизации.

Как вы поддерживаете связь с внешним миром в эпоху Интернета?  

Елена Козина: У нас сложился круг бывших выпускников, которому интересно, чем мы живем и что мы думаем о новом законе или практике, поэтому у нас есть сайт, где мы публикуем комментарии и новости по нашим проектам, о которых можем сказать, потому что многие находятся в режиме конфиденциальности. У нас есть страница в Инстаграм. Связь с внешним миром идет именно по таким каналам.

Расскажите о вашей юридической компании. Что и как привело московских юристов на «землю Кузбасса»?

Елена Козина: Компания создана 12 лет назад. Мы с Анатолием Николаевичем знакомы давно, учились вместе в аспирантуре. Сотрудничать начали сразу как партнеры, у нас никогда не было отношений по принципу партнер-подчиненный. В Кузбассе оказались благодаря Георгию Леонидовичу Краснянскому (прим.ред. основатель и председатель Совета директоров угледобывающей компании ООО "КАРАКАН ИНВЕСТ"). Весной 2011-го года у него возникли убеждения, что юридическая служба добывающего актива в регионе не выполняет должным образом свой функционал. Он попросил нас подключиться, проанализировать все судебные дела с участием предприятия. Оказалось, что перспективные дела были проиграны. Большая часть сотрудников в рабочее время в арбитражном суде Кемеровской области представляла интересы совсем других юридических лиц. А самое страшное, они не только нарушали свои трудовые обязательства, но и вступали в сговор с противоположной стороной, заключая мировые соглашение на условиях, где предприятие прощало преимущественную часть долга. Все это происходило без согласования. В итоге, всех уволили за недобросовестное поведение. После мы лично набрали коллектив. Далее собственник поставил задачу: создать инструмент для того, чтобы мы из Москвы могли контролировать службу, давать поручения, оценивать результат и нести за него ответственность. Так появилось обособленное подразделение нашей юридической компании в Кемерове.

Анатолий Беседин: Важно отметить, что ответственность мы несем не перед директором, а перед бенефициаром. Это позволяет нам независимым и отвлеченным взглядом смотреть, как реально идут дела, учитывать только интересы бизнеса.

Важно отметить, что ответственность мы несем не перед директором, а перед бенефициаром. Это позволяет нам независимым и отвлеченным взглядом смотреть, как реально идут дела, учитывать только интересы бизнеса, - Анатолий Беседин

Ваши сотрудники. Кто они? Как вы формировали команду в Кемерово?

Анатолий Беседин: Это не просто набор профессионалов, это команда, обладающая определенным системным качеством. Системное качество, вернее его отсутствие, приводит к тому, что некоторые вновь прибывающие сотрудники не готовы у нас остаться, и это желание, что важно, взаимно. Это же системное качество позволяет возвращаться к нам тем нашим коллегам, которые от нас уходят к другим работодателям. Большая часть команды – наши выпускники (прим.ред, Елена Козина и Анатолий Беседин являются доцентами Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)), они знают наши требования и установки, кто-то в дальнейшем продолжает учиться, и мы этому стараемся способствовать.

Еще одна часть – это бывшие сотрудники судебной системы, помощники и секретари, которые приобрели замечательный опыт и навыки работы с огромным количеством документов в сжатые сроки. Они способны видеть детали, важные для решения конкретного спора, отбрасывать все несущественное, строить позицию, мыслить, как судья.

Кемеровское подразделение нашей компании – особая гордость. Мы были ограничены во времени, когда подбирали команду и не ошиблись. Уже более 10 лет у нас стабильный неизменный состав, деятельность угледобывающего актива обеспечивается наиболее полным образом, а довольный клиент – показатель успеха.

Елена Козина:  Определенно состав нашей команды определяется спецификой деятельности компании. Так, например, мы не ведем семейные споры. Если посмотреть клиентскую базу, то основные направления – это добыча, производство, строительство. Имеется широкий круг иностранных доверителей – сотрудничали с Китаем, Германией, Австрией. Сейчас список наших клиентов пополнил бизнес в сфере грузовых и частных перевозок. Также работаем в направлении, связанном с исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности.

У нас не стоит задача расти в масштабе компании, мы растем в масштабе проектов. Поэтому наш штат не превышает 20 человек, но все они являются штучными и высококвалифицированными специалистами.

Сотрудники делятся по 3 направлениям:

  • Консультанты - занимаются консалтингом, аналитической работой.
  • Процессуалисты - занимаются в основном представительством в суде.
  • Универсалы - могут сопровождать и консалтинг, и судебную работу, но не по всем направлениям, а по закрытому кругу – это оборот недвижимости или корпоративные споры.

Централизация в Москве  для компании это «плюс»?

Елена Козина:

Физически мы находимся в Москве, но при этом выстроили систему управления активами, находящимися в Кузбассе. Подобрали команду, имеем разветвленную сеть специалистов на месте, которые решают текущие задачи, но и при этом наш большой опыт обслуживания других клиентов в столице, позволяет нам повышать компетенции своих сотрудников, расширять их кругозор, применять совершенно нестандартные методы работы в Кузбассе.

Подобрали команду, имеем разветвленную сеть специалистов на месте, которые решают текущие задачи, но и при этом наш большой опыт обслуживания других клиентов в столице, позволяет нам повышать компетенции своих сотрудников, расширять их кругозор, применять совершенно нестандартные методы работы в Кузбассе, - Елена Козина

Существуют ли особенности к подходу в решении задач местных коллег? Чем кемеровские юристы отличаются от московских?

Елена Козина: Московские адвокаты, проиграв одну инстанцию, руки не опускают, до Верховного суда доходят.

Анатолий Беседин: Наши ребята в Кемерове отмечают, что в регионе не бывает такого спектра задач, как в Москве, потому что основные бизнес-вопросы закручены на столицу, головные офисы компаний находятся в Москве и Санкт-Петербурге и формируют практику. Поэтому юристы, которые работают в регионе обделены целым блоком вопросов, с которыми не сталкиваются. Интеллектуальная собственность, стартапы, привлечение проектного финансирования– эти задачи являются новыми для местных юристов. Поэтому наши специалисты в Кемерове благодарны за тот опыт, которым мы делимся.

А есть ли принципиальные отличия в судебных подходах? Рассмотрение дел в Арбитраже Кемеровской области отличается от столичного с точки зрения поведения представителей и ведения процесса судом?

Анатолий Беседин: Суды в регионах менее загружены, поэтому большее внимание уделяется рассмотрению дела, такой формализованный процесс редко встречается в Москве. Если в столице происходит рассмотрение исходя из доказательной базы и материалов дела, то в Кемерове большой процент идет судейского субъективизма.

Елена Козина: Новые подходы, которые нам дает в том числе и Верховный суд, в Кемерове очень трудно принимаются. У нас был опыт, когда директор действовал не в интересах компании, а в своих частных. В результате его действий обществу был причинен ущерб в виде убытков на сумму порядка 30 млн. Тогда уже Высший арбитражный суд высказался о возможности взыскания убытков с директоров, в Москве эта практика начала складываться. У нашей компании имелись положительные прецеденты в Москве, а в Кемерове мы были первопроходцами, и наша попытка тогда стала неудачной. Так как в сознании кемеровских судей, которые прежде всего, такие же люди, никак не могло уложиться, как можно с директора, с обычного человека, взять и взыскать 30 миллионов рублей за то, что он неудачно управлял компанией. Но мы добились своего, наказав правда не директора, а его подельника. И это уже было в рамках уголовного дела, в следствии чего виновный получил уголовный срок 4 года.

Насколько креативно ваш столичный опыт работы позволяет применять практику юристов в регионах?

Анатолий Беседин: Мы занимаемся правовым сопровождением компании от начала до конца, представляем интересы в залах суда, участвуем в рассмотрении разного рода споров, причем споры у нас один одного креативнее и сложнее, там требуется нестандартный подход. В том числе у нас есть положительный опыт по Кузбассу, когда мы сформировали позицию, которую потом многие коллеги в области успешно использовали и благодарили за то, что в регионе таком неповоротливом в плане совершенствования судебной практики, нам удалось повернуть ее совершенно в другую сторону.

Из примеров: в регионе сформировался формальный подход к рассмотрению определенной категории налоговых дел. К нам попало одно из них.

Елена Козина: Местные налоговые консультанты давали отрицательный прогноз.

Анатолий Беседин: Нас это, наоборот, подстегнуло.

Елена Козина: Потому что наш принцип, который мы исповедуем –нестандартное, креативное видение ситуации. Там, где у всех взгляд замылился, мы можем посмотреть под другим ракурсом, увидеть решение. Суть процесса– налоговый орган пришел к выводу, что налоговый вычет нашего доверителя был не обоснован. Мы это оспорили, сформировали огромный объем доказательств, в результате получили положительный результат. Именно это дело было прецедентом, которое перевернуло подход в Кузбассе в другую сторону. Потому что за ним очень многие наблюдали.

Принцип, который мы исповедуем –нестандартное, креативное видение ситуации. Там, где у всех взгляд замылился, мы можем посмотреть под другим ракурсом, увидеть решение, - Елена Козина

Как вы относитесь к новым технологиям в оказании юридических услуг?

Анатолий Беседин: Как к неизбежному, прогресс невозможно остановить. В этом есть плюсы, но есть и оборотная сторона. Социальные сети и публикации на правовую тематику приводят к популяризации идей, к обсуждению, в ходе которого они могут быть апробированы. Мне нравится, когда мои коллеги выкладывают свои тезисы для обсуждения, а в комментариях зарождается спор и приводятся интересные примеры из практики.

Но часто посты публикуют люди, которые, мягко говоря, не совсем понимают то, о чем говорят, и это может причинить вред. Конечно, подготовленная публика сразу поймет, где кто, но для полагающихся на юриста-блогера все может закончиться не очень хорошо. Это же касается и бизнес-тренингов, юристов-коучеров и вебинаров. К сожалению, источников много, а качественного контента очень мало.

Говорят, что искусственный интеллект скоро успешно заменит часть юристов. Что думаете по этому поводу?

Анатолий Беседин: Здорово, что ряд юридических задач можно решать автоматически. Хорошо, что появились алгоритмы, которые на основе судебной практики позволяют предугадать исход судебного спора. Сложности возникают в связи с тем, что сама судебная практика далеко не единообразна и развивается. Если решение абсолютно всех задач подчинить алгоритму – в чем будет развитие? Во всяком случае без работы не останутся юристы, которые способы определить то главное в любой жизненной ситуации, которое позволяет принять законное и обоснованное решение.

Елена Козина: У искусственного интеллекта от живого отличается один признак – способность к творческому мышлению. Что присуще только человеку, а в нашей профессии предмет для творчества присутствует и простор для него широк. Те, кто считают, что работа юриста бумажная и скучная, они не бывали у нас и не работали с нами.

Партнерство в бизнесе с точки зрения юриста. Что главное?

Анатолий Беседин: У каждого свое представление о партнерстве. И оно объективно не может оставаться неизменным на протяжении всего совместного ведения бизнеса.

Очень важно, что называется, договориться «на берегу». К нам часто обращаются предприниматели, которые решают начать совместный бизнес и определяются, что размер долей каждого из них будет равным, два участника и доли 50 на 50 – это просто «классика».

Важно понимать, что юридический    инструментарий позволяет исключить или существенно снизить риски так называемого дедлока (тупика в управлении) в этом случае. Юрист до начала серьезных дел, должен предупредить клиентов о возможных рисках, проработать их и предложить набор инструментов для их продуманного устранения. Но стоит понять почему доли распределены именно так, возможно это просто стереотип и соотношение, положим, 51 % на 49 % их вполне устроил бы.

Отсутствие договоренности «на берегу» может привести к ситуации, когда один из партнеров будет рассматривать компанию как исключительно свое достижение, свою личную историю успеха, свой бренд, свой карман, и это неизбежно приведет к конфликту. В итоге пострадают все: совместный бизнес, работники, интересы каждого из партнеров, создаваемый продукт. Доверие – это хорошо, но доверие, положенное на бумагу, - еще лучше. Поэтому чем чаще партнеры обсуждают проблемы и свой меняющийся бизнес, чем чаще обращаются к юристам, тем лучше. Ну и забывать, что партнеры и бизнес – это общая история успеха тоже не стоит.

Доверие – это хорошо, но доверие, положенное на бумагу, - еще лучше, - Анатолий Беседин.

Елена Козина: В России ментальность исключает глубокие партнерские отношения у большинства людей, которые строят бизнес сообща. Если бы это было не так, то у нас не оказалось бы такого числа корпоративных дедлоков, с которыми мы сталкиваемся регулярно. Важно сразу обратиться к юристам, к специалистам в сфере корпоративного права, которые дадут вам в руки те самые инструменты, которые предупредят конфликты и разрушение партнерских отношений в дальнейшем.

Как соотносятся юридическая практика и преподавание?  

Анатолий Беседин: Они безусловно дополняют друг друга. Вопросы, с которыми сталкиваешься на практике, могут быть отличными иллюстрациями теоретических конструкций. А теория позволяет выстроить правовую позицию, предугадать возможные доводы оппонентов в споре. Личный опыт показывает, что студенты магистратуры, которые совмещают обучение с практической деятельностью, более подготовлены к выбору темы диссертации, более активны при разборе ситуаций и решении задач, они быстрее ориентируются в материале. Практикующие преподаватели – более охотно отвечают на вопросы и им гораздо проще привести практические примеры в подкрепление позиций, которые они обсуждают в аудитории. Они не оторваны от практики и не витают в теоретических облаках.

Для преподавателя подготовка к лекциями и практическим занятиям – это тоже своего рода обучение, поддержание знаний в активном систематизированном состоянии. Здесь главное не замыкаться исключительно в собственных воззрениях. Читать много, обращаться к зарубежному опыту.  

Елена Козина: Будучи преподавателями с 16-летним стажем, мы обучаем не только магистрантов, но и своих сотрудников. Периодически направляем задачи в Кемерово, не связанные с работой профильного угольного актива, который мы обслуживаем, чтобы специалисты повышали свою квалификацию, расширяли кругозор, понимали, что за рамками этой практики в Кемеровской области есть еще другие дела и подходы судейские, иное видение.

Что преподавание дает лично нам? Во-первых, благодаря этому мы чувствуем себя на голову выше конкурентов, что не говори, а преподаватели, которые и учат, и практикуют - редкость. Во-вторых, у нас всегда есть источник для кадров. В-третьих, имея статус преподавателей, мы регулярно читаем лекции, проводим семинары для наших клиентов, например, таких как СУЭК, с которым мы сотрудничаем уже много лет.

Что преподавание дает лично нам? Благодаря этому мы чувствуем себя на голову выше конкурентов, что не говори, а преподаватели, которые и учат, и практикуют – редкость, - Елена Козина

Удаленная работа. Чему учит пандемия?

Елена Козина: Мне было тяжело без контакта с сотрудниками в период карантина, и, хотя многие говорят, мы прекрасно работали и работаем на удаленке, у нас коммуникация налажена, но все равно без этого живого диалога глаза в глаза, без возможности ткнуть пальцем в документ и сказать, а это доказательство где, очень трудно коммуницировать.

Анатолий Беседин: Когда сотрудник работает на дистанционке, он практически всегда на связи, но у него может быть внутренний диссонанс. Есть какое-то личное время, пространство, а он занимается рабочими вопросами. Это не всегда эффективно.

Что для вас показатели успешности юридической фирмы?

Анатолий Беседин: Не по степени важности, но рискну быть неоригинальным: довольные клиенты, стабильная работа, гибкость и обучаемость, дисциплина, развитие, доверие, влияние на практику, доход.

Еще один пример. Клиент ходил по рынку и встречался со многими юридическими консультантами. Он не мог принять решение кому доверить вести дело. Прочитал про судебный спор, который мы сопровождали, его исход, судебные акты, и пришел к нам. Разного рода юридические рейтинги – не тот единственный показатель, которым в наше время можно руководствоваться. Все равно что слушать музыку, ориентируясь только на хит-парады.  

Елена Козина: Когда у тебя сформирован гарантированный клиентский поток, возникший в следствии сарафанного радио, а клиенты тебя, имею в виду компанию, передают бережно из рук в руки, рекомендуют друг другу - это первый показатель. Второй –клиент пришел к тебе за решением какой-то разовой проблемы, а спустя 10-летие, вернулся за решением другого вопроса. Доверие  - этим многое сказано.

Доверие  - этим многое сказано.

Пару слов о ключевых вехах за 5 лет?

Елена Козина: За последние 5 лет мы расширили проекты по сложности задач, закрыли вопрос по расширению сферы деятельности: теперь работаем со стартапами и интеллектуальной собственностью. Закрыли свой имущественный вопрос - мы переезжаем в собственный офис, расположенный в километре от Кремля.

К слову, о ваших увлечениях помимо юриспруденции.

Анатолий Беседин: Помимо юриспруденции и семьи увлекают сейчас музыка, фотография, современный дизайн, книги и путешествия.

Елена Козина: Если речь идёт о занятии на досуге, то у меня досуга нет и быть не может. Мне никогда не скучно. И причина не в том, что у меня как у человека в стабильном цейтноте нет возможности поскучать. Причина в том, что я с увлечением занимаюсь всем, что мне подкидывает повседневность.

Елена Козина, партнёр-основатель Юридической компании «ЭЛКО профи», управляющий адвокат Адвокатского бюро «ЭЛКО профи», адвокат, к.ю.н., доцент Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА):

  1. Дата рождения: 30 сентября 1979 года
  2. Место рождения: Пензенская область, р.п. Земетчино.
  3. Образование: высшее юридическое, аспирантура МГЮА, кандидат юридических наук, доцент права
  4. Награды: Приказом директора Федерального агентства специального строительства номер 244 от 03.06.2010 года награждена ведомственной медалью.
  5. Специализация: гражданское право, корпоративное право, банкротство, арбитражные споры, адвокатская практика (статус адвоката с 2010 г.)

Анатолий Беседин, управляющий партнёр Юридической компании «ЭЛКО профи», к.ю.н., доцент Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА):

  1. Дата рождения, место: 06 августа 1980
  2. Место рождения: город Абакан республики Хакасия
  3. Образование: высшее юридическое, кандидат юридических наук (магистр частного права - Российская Школа Частного Права при Исследовательском Центре Частного права при Президенте РФ, аспирантура - Московская государственная юридическая академия, кафедра гражданского и семейного права)
  4. Специализация: корпоративное право, договорное право