Цифровые технологии в культуре



Цифровые технологии в культуре

Максим Майоров

До недавнего времени считалось, что понятие «цифровизация» применимо только к экономике и технологиям, но, как показал прошлый год, это далеко не так. Цифровые технологии начали проникать и в культуру — одну из самых консервативных и далеких от всяческих инноваций сфер отраслей общества, в которую они, казалось бы, никогда не смогут попасть, а даже если и попадут, то не окажут особого влияния.

Все изменилось, когда началась пандемия, в условиях которой возможность сходить в кино, на выставку или посетить концерт была серьезно ограничена, поэтому многие театры, музеи, галереи и другие культурные институты просто были вынуждены начать использовать их.

«Закрытие учреждений культуры в марте 2020 года стало импульсом для того, чтобы этот процесс стал повсеместным. К чести музеев, почти каждый выпустил в интернет-пространство свой продукт, сделал шаг в сторону новых технологий», — говорит Татьяна Гайдук, директор МБУК «Феодосийская картинная галерея имени И. К. Айвазовского».

Например, Музей американского искусства Уитни, нью-йоркский MoMA и другие известные культурные организации объединились и создали VOMA — первый в мире виртуальный интерактивный музей современного искусства. С помощью VR- и AR-технологий любой человек может беспрепятственно перемещаться по территории музея в гибридном цифровом пространстве, причем используемые технологии позволяют все адаптировать к существующей реальности и ее условиям: время, погодные условия, технические особенности и другие параметры. Каждый арт-объект имеет дополнительные материалы с QR-кодами, которые дадут возможность полностью ознакомиться с его историей.

Технологические и цифровые инновации обладают уникальным потенциалом, поскольку они облегчают доступ к нашему наследию таким образом, который никогда не был достигнут за всю нашу историю

Цифровизация культуры во многом стала возможной и благодаря возникновению т. н. креативной индустрии. Креативная индустрия — это сектор, связанный с интеллектуальной деятельностью человека. В его основе лежит творческая и культурная компонента, что позволяет реализовывать проекты на стыке искусства, культуры, бизнеса и технологий. Участие последних особенно важно, поскольку они позволяют реализовать те идеи, которые невозможно осуществить обычным способом. Характерным примером тому является возникновение феномена цифрового искусства, сторонники которого используют компьютерные технологии для создания нестандартных форм.

В развитых странах Запада этот процесс идет уже давно. В 2008 году была запущена цифровая библиотека Europeana.eu, предложившая своим посетителям два миллиона оцифрованных книг и произведений искусства. Сейчас она насчитывает уже более 15 миллионов объектов — книг, карт, фотографий, картин, кинофильмов и музыкальных клипов. Все они находятся в свободном доступе. В 2015 году компания Google разработала технологию DeepDream — обработка любых типов изображений при помощи нейронных сетей. Дальше началось внедрение больших данных, блокчейна и технологий виртуальной и дополненной реальности.

«Технологические и цифровые инновации обладают уникальным потенциалом, поскольку они облегчают доступ к нашему наследию таким образом, который никогда не был достигнут за всю нашу историю. Например, онлайновая платформа Europeana — это не просто цифровой сейф, который сохраняет наше культурное наследие, а канал и открытая дверь в наше прошлое, настоящее и будущее», — говорит комиссар по цифровой экономике и общественным вопросам Европейской комиссии Мария Габриэль.

Цифра начинает потихоньку проникать и в отечественное искусство. В 2019 году был запущен проект «Цифровая культура», основной задачей которого является глобальная цифровизация услуг в сфере культуры и формирование соответствующего информационного пространств — широкое внедрение цифровых технологий, а также создание виртуальных концертных залов для упрощения доступа к произведениям искусства.

«Примерно с этого момента в Министерстве культуры окончательно сформирован блок цифровой трансформации. Мы сейчас начинаем фактически большой долгосрочный проект по цифровой трансформации отрасли», — подчеркнул заместитель министра культуры РФ Максим Ксензов.

Пандемия ускорила все в разы. В марте 2020 года Microsoft и TAdviser провели совместное исследование на тему цифровизации отечественной культуры, и вот какие результаты они получили.

Искусственный интеллект и блокчейн

Сейчас возникло даже целое направление искусства под названием AI Art, приверженцы которого используют возможности ИИ для создания собственных картин, фотографий, скульптур и видео.

Основными здесь являются такие технологии, как NST (Neural Style Transfer), DeepDream, GAN (Generation Adversial Network), а также их разновидности. Они работают по принципу самообучения: человек загружает в нейросеть тот или иной набор данных, а дальше она все делает самостоятельно. К примеру, технология GAN построена на комбинации двух сетей: генератора и дискриминатора. Генератор должен создать изображение, которое может обмануть дискриминатор. Дискриминатор сравнивает его с имеющейся базой данных и дает рекомендации по его улучшению. Дальше генератор создает изображение уже на основе новых правил, и этот процесс идет до тех пор, пока дискриминатор не подтвердит уникальность созданной генератором картинки. В октябре 2018 года ИИ нарисовал картину под названием «Портрет Эдмона Белами». Перед этим он самостоятельно изучил около 15 тысяч портретов XIV—XX веков.

В 2018 году с помощью блокчейна была продана картина известного американского художника Энди Уорхола под названием «Четырнадцать маленьких электрических стульев»

Еще одним известным примером использования нейросетей для создания изображений можно назвать «серию тюльпанов» англичанки Анны Ридлер — она сделала 10 000 фотографий тюльпанов и затем применила технологию GAN для создания видео, которое показывало их цветение. Художница Хелена Сарин использует нейронные сети для написания картин.

ИИ уже используется и скульпторами. Англичанин Скотт Итан с его помощью создал скульптуру под названием «Распределение пространства человеком», продемонстрированную на выставке Artist + AI: figures and forms.

В искусстве плотно прописался и блокчейн, причем область его применения здесь довольно широка.

«Блокчейн стимулирует инновации в области автоматизации, взаимодействия, безопасности и доступности данных из транзакций и записей. Основными вариантами применения технологии блокчейн являются аутентификация и отслеживание происхождения, интеллектуальное управление активами, а также токенизация и долевое владение», — говорит основатель и исполнительный директор Blockchain Art Collective Жаклин О’Нил.

В частности, он обеспечивает защиту авторских прав, особенно если дело касается цифрового искусства, в котором все создается в электронном виде — рисунки, сделанные в фотошопе, нарисованные на бумаге и затем отсканированные эскизы, обработанные нейронными сетями фотографии и видеоролики и многое другое. Этим занимаются проекты Monegraph, Ascribe, Verisart. Например в Monegraph, каждому из предметов искусства, будь то картина или фотография, присваивается криптографический ID, при помощи которого можно отслеживать полную информацию о вещи — история, владельцы и другие данные, исключая таким образом возможность уничтожания или фальсификации любой информации о ней. Кроме того, создатель цифрового арт-объекта имеет возможность поставить на него собственную биткоиновую подпись — это делает его уникальным, гарантируя его подлинность.

Блокчейн делает произведения культуры доступными всем желающим. Это становится возможным за счет токенизации — представления арт-объекта в виде NFT (невзаимозаменяемых токенов), то есть уникального цифрового актива, гарантирующего простоту перевода и подлинность. Например, стартап Maecenas позволяет разделить каждую понравившуюся картину, фото или видео на тысячи цифровых сертификатов, благодаря чему любой человек может приобрести ее. В 2018 году с помощью Maecenas таким образом была продана картина известного американского художника Энди Уорхола под названием «Четырнадцать маленьких электрических стульев». Она была токенизирована и затем продана всем желающим в виде цифровых сертификатов частичного права собственности на полотно. При этом каждый из покупателей может перепродать свою часть в будущем.

«Мы творим историю. Эта работа Уорхола — только начало. В будущем с помощью блокчейн-технологий будет продаваться множество произведений искусства», — заявила собственник картины, владелица лондонской галереи Dadiani Fine Art Элиза Дадиани.

С его помощью рынок искусства становится прозрачным. Так, в октябре 2018 года аукционный дом Christie’s совместно с блокчейн-реестром Artory провел торги картинами из коллекции известного ценителя искусства Барни Эбсуорта. Данные о каждом из 90 лотов общей стоимостью 300 миллионов долларов были зашифрованы в распределенном реестре, а покупатели вместе с произведением получили блокчейн-сертификат с описанием работы и результатами торгов.

Большие данные и виртуальные технологии

Еще одной технологией, широко используемой в культуре, стали большие данные, BigData.

Одним из основных направлений здесь является поиск смыслов, оценка настроения людей, определение эмоций, которые они испытывают. Этому, в частности, посвящен проект Джонатана Харриса We Feel Fine. В его рамках были проанализированы сотни тысяч сетевых статусов людей со всего мира, на основании полученной информации исследователи смогли определить их коллективное настроение.

«Поиск скрытого смысла в огромных наборах данных и потоках кластерной информации, таких как статистика или подборка твитов, играет важную роль в понимании мира и в искусстве», — говорит учредитель ежегодной выставки Big Data Art Питер Кристманн.

Большие данные смогут помочь и в создании новых арт-объектов. В проекте Listening to Wikipedia с помощью звуковых и визуальных приемов визуализируется контент «Википедии». Его участниками создана специальная карта, на которой отображаются все изменения, которые происходят со свободной энциклопедией в режиме реального времени. Любой человек может зайти и посмотреть, какие изменения были сделаны, на какой странице, сколько контента поменялось, где живет их автор. Это целый музыкальный перформанс.

С их помощью миллионы людей получат доступ к культурному наследию. В России в рамках национального проекта «Культура» планируется создать единую общероссийскую базу данных, куда войдут сведения об отечественных традициях, ремеслах, обрядах и многом другом.

«Широкая аудитория одним нажатием мышки сможет прикоснуться к традициям самых разных национальностей. У жителей страны появится возможность узнать, какие песни пели в том или ином селе, какие обряды бытовали, как развивается ремесло и что сегодня делается для сохранения и актуализации нематериального наследия», — говорит директор Государственного российского дома народного творчества имени В. Д. Поленова Тамара Пуртова.

Однако работа с большими данными в культуре не ограничивается только изучением смыслов или созданием арт-объектов. Их можно использовать и для решения бизнес-задач. Чтобы выжить и развиваться, культурные институты, будь то музей, галерея или театр, не должны забывать и про коммерческую сторону дела — удерживать старую и привлекать новую платежеспособную аудиторию. На основе изучения пола, возраста, страны происхождения, данных о перемещениях, о привычках посетителей и других переменных можно выстроить тактику и стратегию продвижения своего продукта. Например, Британский музей, собрав данные о посетителях и обработав их, создал аналитическую систему, благодаря которой его сотрудники понимают, что интересует людей, и принимают соответствующие решения.

Технологии виртуальной реальности позволяют создавать что угодно и где угодно. У них нет ограничений, которые имеются у классического искусства: виртуальное искусство не нужно никуда перемещать, оно не требует больших помещений и не зависит от погоды

Технологии виртуальной реальности сделали возможным виртуальное искусство. Несмотря на то, что пока это всего лишь перенос всем известных художественных произведений в виртуальную реальность, в перспективе из этого могут получиться принципиально новые способы творчества с помощью VR. Например, уже сейчас активно развивается VR-живопись. Ее отличительными чертами являются возможность создавать трехмерные изображения, делать анимацию, дополняя все это другими эффектами, скажем, музыкальным рядом. Это помогает с головой погрузиться в миры культуры и искусства, прочувствовать всю их красоту и многообразие.

Так, разработчик игр из Америки Мак Каули с помощью VR воссоздал знаменитую картину «Ночное кафе» Ван Гога, привнеся в нее дополнительные элементы. При этом зрители могут не только любоваться ею, но и проникнуть внутрь: с помощью контроллеров они могут побродить по нарисованному кафе. Армянская художница Мариам Захарян, с 2014 года проживающая в Дании, основала проект Amarillys VR — она не только создает картины с помощью средств виртуальной реальности, но и делает для них музыкальное сопровождение, облекая все затем в единую цифровую оболочку. Художница из Нью-Йорка Джейн Лафардж пишет картины, которые можно сначала посмотреть в оригинале, а затем в анимированном виде в VR.

Технологии виртуальной реальности позволяют создавать что угодно и где угодно. У них нет ограничений, которые имеются у классического искусства: виртуальное искусство не нужно никуда перемещать, оно не требует больших помещений и не зависит от погоды. С ним можно ознакомиться в любое время и в любом месте, каждый посетитель может как бы «потрогать» любой понравившийся экспонат.

Так, посетители Национального музея естественной истории в Париже благодаря VR могут отправиться в полет на самолете по миру живых существ, обитающих или обитавших когда-либо на Земле. Благодаря этой технологии человек может исследовать связи между видами и осознать их размеры, осмотрев их со всех сторон. По словам президента музея Бруно Давида, в обычных изобразительных и текстовых формах такую концепцию реализовать невозможно.

С помощью VR можно увидеть и то, что не видно обычным человеческим взглядом или было утрачено. Например, в Музее русского импрессионизма в Москве на выставке поэта-футуриста Давида Бурлюка была продемонстрирована картина под названием «Рабочие», написанная им в 1926 году в США. Сейчас от нее уцелел только центральный фрагмент с лицами рабочих. Но исследователи точно знают, как она выглядела, что позволило показывать существующий физический подлинник и дополнить его воссозданным изображением остальной части картины на экране.

Будущее за цифрой

Внедрение новых технологий выведет культуру на новый уровень. «Мы сейчас можем говорить именно о технологиях слабого ИИ — системы машинного обучения и обработки больших данных. По сути, это новая форма создания произведений при помощи саморазвивающихся систем (генеративного искусства), которые создаются теперь не только при помощи заранее заданных алгоритмов, но и непрерывно адаптируются к меняющейся среде», — говорит основательница и куратор Laboratoria Art&Science Foundation Дарья Пархоменко.

Благодаря им культура станет иммерсивной. Это значит, что человек из отстраненного зрителя превратится в полноценного участника, полностью погрузившись в творческий процесс, используя при этом все возможные технологии. Сочетание технологий и творчества, возникающее при этом, приведет к возникновению новых форматов. Это могут быть технологические хэппининги с уклоном в науку и медиа, как это происходит на Transmediale — ежегодном фестивале искусств и цифровой культуры в Берлине, театры-квесты от знаменитой лондонской труппы Punchdrunk или же пограничные опыты с использованием дополнительной реальности, музыки, кино и интерактивных технологий на таких всемирно известных выставках вроде South By Southwest.

Появится интерактивное искусство. В отличие от традиционных форм искусства, с которыми зритель взаимодействует только психологически, интерактивность позволит выйти далеко за рамки психологии, сделав обычного человека полноценным участником творческого процесса. В интерактивных произведениях как зрители, так и технологии будут работать вместе, создавая тем самым совершенно уникальное произведение для всех и каждого. Это, в свою очередь, даст возможность каждому человеку по-своему интерпретировать смысл того или иного произведения искусства, отойдя от набившей оскомину общепринятой трактовки.

Возникнут новые профессии, например куратор коллективного творчества — специалист по реализации конкретного творческого проекта, в который входит как сам художник, так и ученые, инженеры, программисты и другие. Или science-художник, человек, использующий научные знания в своем творчестве. Уже сейчас science-art интересуются не только отдельные люди, но и серьезные организации, — в Массачусетском технологическом институте есть Центр науки, искусства и технологий, а в Нью-Йоркской школе визуального искусства появилась программа по биоарту.